Не царское дело: как власти Кыргызстана реагируют на трагедии простых людей

На днях узбекские информагентства сообщили, что заместитель премьер-министра Узбекистана Танзила Норбаева посетила дом женщины, пострадавшей от издевательств сотрудника правоохранительных органов в Каттакургане. Инцидент, произошедший в начале июня в Самаркандской области, получил широкую огласку, когда в сеть попало видео с мобильного телефона, на котором сотрудник милиции с руганью и угрозами заставляет раздеться женщину, доставленную в отделение. Прокуратура области возбудила уголовное дело, мужчину, чью личность удалось установить, уволили из органов. А представители Комитета женщин Узбекистана во главе с Норбаевой взяли под контроль оказание помощи пострадавшей. К женщине прикрепили психолога, организовали ей новое место работы и силами местных активистов начали ремонт в ее доме.

Подобное личное внимание властей к резонансным случаям, вскрывающим проблемы в жизни простых граждан – практика, широко распространенная во многих странах мира. Она позволяет не только прямо здесь и сейчас по максимуму оказать пострадавшим необходимую помощь, мобилизуя все административные ресурсы. Но и демонстрирует обществу, что власть слышит своих граждан, не оставит их в кризисной ситуации и выполняет свои обязательства перед народом.
В Кыргызстане такой культуры поведения госчиновников, увы, не сложилось. Наши «слуги народа» объявлять себя таковыми очень любят на словах, на деле же всячески демонстрируют, что налаженная связь с голосом общественности и простыми людьми ниже их статуса и достоинства.

В конце мая Кыргызстан потрясла трагическая история жестокого убийства Бурулай Турдалиевой. Тысячи людей скорбели о смерти молодой девушки, высказывались о необходимости запрета практики похищения невест (ала качуу) и требовали защиты прав женщин, об этом писали все СМИ. Но правительству потребовалось больше недели, чтобы осознать – нужна официальная реакция властей. Только тогда премьер-министр Мухаммедкалый Абылгазиев провел совещание по вопросу похищения невест в стране и публично высказался о произошедшем, а следом за ним осудил ала качуу и президент Сооронбай Жээнбеков. Однако из своих высоких кабинетов так никто и не вышел. Обещавший взять это дело под свой личный контроль премьер больше о нем не говорил, никто из госчиновников не стал общаться с семьей убитой девушки и не посетил в знак уважения к горю людей поминальную церемонию.

Случаи, когда руководство страны никак не реагирует на широко обсуждаемые беды граждан, самое большее отделываясь спустя какое-то время официальным заявлением об осуждении инцидента, но никогда не присутствуя в этих событиях лично, можно перечислять долго. Обязанность приехать госчиновники начинают чувствовать только, если речь идет уже о массовых трагедиях. Как это было с авиакатастрофой в Дача СУ. В личных же кризисных ситуациях гражданам страны на участие хотя бы представителей профильных ведомств рассчитывать не приходится. Жертвы преступлений и местного произвола, ветераны и пенсионеры, многодетные матери, инвалиды, люди, борющиеся с тяжелыми заболеваниями, патологически не интересны власть имущим. Управленцы и законотворцы предпочитают высказываться об этих категориях граждан все как-то в общем, абстрактно, набирая себе репутационные очки на ничего не стоящем им популизме. Так, например, депутат Ирина Карамушкина относительно недавно сделала спорное заявление о детях с ограниченными возможностями. Вызвавшее негативную реакцию части населения и, в первую очередь, матерей детей-инвалидов. Получив таким образом обширную обратную связь, Карамушкина просто пояснила свои слова, мол не имела в виду ничего плохого, и все. Хотя, если депутата и вправду заботят дети с ограниченными возможностями и судьбы их семей, имея от них фидбэк, Карамушина могла бы встретиться с этими семьями или организациями взаимопомощи, в которых у нас обычно состоят родители детей с особенностями развития, поговорить конкретно и непосредственно с людьми. Но до людей, о которых говорила, Карамушкина не снизошла.

Другой вопиющий пример – поведение депутата Исхака Масалиева. Парламентарий на своей странице в фейсбуке написал сексистский пост, оскорбительный для женщин и оправдывающий насилие над ними. Пользователи сети обрушили на Масалиева шквал критики. Не только справедливо заметив, что в любой другой стране после таких заявлений политик был бы вынужден уйти в отставку, но и напомнив о трагедии Бурулай. Спустя менее чем два месяца после смерти девушки и публичного осуждения властями насилия над женщинами, заверения, что власти начнут активную работу в этом направлении, Масалиев обесценивает важность проблемы, унижает женщин и утверждает насилие как норму. Депутат не счел нужным даже извиниться перед людьми, хотя ему прямо указывали на статистику реальных случаев страшных преступлений, связанных с нарушением прав женщин. Более того, в ответ Масалиев прошелся и по своим критикам, словесно унизив их в открытой полемике.

Проще вспомнить редкие и единичные случаи адекватной реакции представителей власти, чем продолжать перечислять нескончаемые примеры откровенно наплевательского и высокомерно пренебрежительного отношения наших политиков и управленцев к конкретным трагическим обстоятельствам жизни конкретных кыргызстанцев. В 2016-м, когда по сети разлетелась фотография спавшего на картоне трехлетнего малыша, тогда еще действующий президент Алмазбек Атамбаев лично подписал указ о выделении семье мальчика необходимой жилплощади. Но эта история только потому и помнится до сих пор, что исключение из общего правила.

А правило гласит: что не депутатское/чиновничье/министерское/президентское это дело – прислушиваться к мнению простых людей, встречаться с ними лично и оказывать адресную помощь в их жизненных трагедиях. На народ наша власть предпочитает смотреть только из окошка высокого кабинета, да через стекло своего шикарного авто.

Руслан Абдыкулов

Поделиться

Правила комментирования

Post Comment