БезТЭЦ: маски сняты

Авария на ТЭЦ стала самой обсуждаемой новостью года. Практически сразу из-за отсутствия объективной информации она обросла слухами и домыслами, а спустя два месяца обрела ярко выраженный политический окрас.  Удивительно, но  причины аварии  сейчас словно перестали интересовать власть.  Процесс над первыми лицами Энергохолдинга и сотрудниками ТЭЦ длится больше месяца, но практически не освещается государственными СМИ.  Спустя полгода депутаты и Генеральная прокуратура сфокусировали всё своё внимание на модернизации. Почему чиновники легко меняют ракурс своего внимания и всё-таки, что привело к проблемам на теплоцентрали зимой прошлого года?  Ответ на этот и многие другие вопросы, мы постараемся найти с помощью профессиональных энергетиков.

Когда нет крыши 

В четверг 14 февраля 2018 г.  на заседании парламента начальник турбинного цеха Евгений Великанов озвучил свое мнение о причинах аварии на ТЭЦ Бишкека. Профессионал подтвердил, что  главными причинами чп  явились  низкая температура и большой расход химобесоленной воды. По его словам, повторение аварии было уже невозможно в этом году, поскольку произведен ремонт кровли и остекленение  на 90%.

Это кажется фантасмогорией, но на стратегическом объекте страны фактически не было крыши и отсутствовали окна. Не то, чтобы конструкция их не предусматривала, вовсе нет, они должны были быть по чертежам и планам, но с годами поломались, износились и не были заменены. Долгие годы это не мешало тепловому гиганту стабильно работать, но зимой 2018 года в Кыргызстан пришли холода, последний раз фиксируемые в середине 70-х.

Как рассказал начальник котельного цеха ТЭЦ Бишкек Евгений Гавриленко, в период аварии в цехе было холодно, местами отсутствовало остекление, «ходили ветра». В связи с этим была необходимость использования мангалов. Мангалами называют бочки со всем, что горит. Этими бочками энергетики отогревали оборудование. В руки гособвинения попала служебная записка начальника цеха о том, что здание  находилось в неудовлетворительном состоянии: «осадки попадают внутрь котельного цеха, оборудование может терять тепловую энергию, снижается КПД действующего оборудования. В зимний период из-за перепада температур происходит обмерзание оборудования, а по зданию «ходят сквозняки».

Свидетели подтверждают, что  из-за того, что в цехе была  сильная минусовая  температура, как и на улице,  возникла острая необходимость   продувать  водой конечные линии котлов. Из-за чего, собственно, воды и не хватило. «Зато я сохранил живым оборудование. Если бы мы не увеличили потребление воды, то мы бы встали. Сейчас здесь было бы холодно. Нам необходимо было большое количество воды. Если бы конечные линии замерзли, котел бы встал», — пояснил Гавриленко.

Проблемы с остеклением котельного цеха наблюдались с 2015  года. Это связано с взрывами мельниц, гниением профлистов. Сотрудники ТЭЦ своими силами латали крышу и окна, но этого было недостаточно.  Наверняка тэцовским было и самим интересно узнать, что пока они забивали дыры жестянкой и фанерой, на текущий ремонт их «завода» выделялись огромные суммы.  В 2016 и в 2017 году  – 472 млн. сомов и 408 млн. сомов, что публично подтверждает экс-президент А. Атамбаев. Миллионы перечислили, но средства до ТЭЦ не дошли, но почему?

 

Фикция на 800 миллионов

Оказалось, к расхищению средств имеет отношение не барыга-спекулянт, а «государственик», экс-руководитель аппарата правительства Нурханбек Момуналиев.

Стало известно, что его близкая родственница является учредителем ОсОО «Aimar Energy», с которым ОАО «Электрические станции» заключило фиктивный договор на ремонт столичной теплоцентрали.

По версии следствия, договора с подрядчиками на ремонт котлоагрегатов были фиктивными, а ремонтные работы осуществлялись собственными силами сотрудников бишкекской ТЭЦ. Нет сомнений, что Момуналиев помогал родственнице выиграть тендер, но  на скамье подсудимых он не оказался. Не правда ли, занятный  парадокс? Спешно подав в отставку, после скандала вокруг «Aimar Energy» он испарился в неизвестном направлении, а силовики и фискалы, как неудивительно,  не стали его искать. Где он сейчас, в сыртах Нарына или притонах Оша, никто не знает и самое интересное, Генпрокуратура и ГКНБ данным вопросом не интересуется.

Тем временем, по делу фиктивного ремонта  на ТЭЦ  компанией  «Aimar Energy»   и ОАО «Электрические станции» уже вынесены первые приговоры.  22 января 2019 года
Первомайский районный суд Бишкека за допущенные нарушения бывшего заместителя генерального директора ОАО «Электрические станции» Бердибека Боркоева приговорили к 7,5 годам лишения свободы, бывшего технического директора той же компании Алмаза Жусупбекова — к шести годам, учредителя фирмы «АйМар Энержи» Каната Деркинбаева — к шести годам, а руководителя «АйМар Энержи» Темирбека Ниязова — к семи годам. А как же Момуналиев, спросите вы? По нему нет никакой информации и что бросается в глаза, он отсутствует среди фигурантов уголовного дела, а ведь его афилированность с «АйМар Энержи» фактически доказана самим ГКНБ.

Читаем 24.кг: 26 марта 2018 года  «В ГКНБ ИА «24.kg» подтвердили причастность экс-руководителя аппарата правительства Нурханбека Момуналиева к фиктивному ремонту ТЭЦ».

Картина воспринимается по-другому, если просмотреть хронологию и узнать, что вскоре после заявления чекистов про Момуналиева, глава нацбезопасности был вынужден подать в отставку. После чего ФИО Момуналиева резко исчезло из всех возбужденных уголовных дел.  Если вспомнить, что махинации по фиктивному ремонту проворачивались в 2016 и 2017 году, когда главой кабмина был Сооронбай Жээнбеков и именно в его сферу компетенций входила проверка и подготовка  ТЭЦ  к ОЗП, контроль за нормальным функционированием стратегических объектов, возникает много сопутствующих вопросов и уже к действующему президенту. Чиновник, подконтрольный лично Сооронбаю Жээнбекову, уводил из казны сотни миллионов, Жээнбеков инспектировал ТЭЦ в 2016 и 2017, и не заметил, что состояние цехов  хуже, чем кошар в далёком регионе?   Приведём в пример слова покойного эксперта Николая Кравцова.  В 2018 он  выразил недоумение, что в цехах, где работают энергетики из Кыргызстана, на полу угольная пыль на 2 пальца высотой, которая может загореться, при этом у китайцев все чисто. Он подчеркнул, что это пример несоблюдения элементарных правил. Вероятно, и на нарушение безопасности Жээнбеков смотрел глазами Момуналиева.  К сожалению, ответ на этот вопрос мы не можем предоставить читателям на данный момент, но после ухода С. Жээнбекова с поста президента, мы к нему обязательно вернёмся.

Марат Болотбеков

Поделиться

Правила комментирования

Post Comment